(из первого номера XXVI тома за июнь 1928 года)

Когда Шри Чайтанья услышал сетования горожан, сильно встревоженных из-за того, что Кази разбил кхолу (мридангу), Он пришел в негодование и повелел продолжать киртан в каждом доме в полную силу. Однако видя, что люди сильно напуганы угрозами властей, Он решил воодушевить людей и призвал горожан организовать большое шествие с пением киртана до дверей дома Кази. В тот памятный вечер собралось несметное число горожан, каждый из которых держал в руках два пылающих факела. Разделившись на три огромные процессии и громко воспевая киртан, люди отправились в сторону резиденции Кази, который в страхе спрятался за закрытыми дверьми своего дома при их приближении. Горожане потребовали, чтобы Кази вышел из дома. Затем Шри Чайтанья долго беседовал с Кази, обсуждая вопросы практики исламской религии. Доводы Шри Чайтаньи заставили Кази умолкнуть, и он признал поверхностность тех писаний, на которых основывалось его верование. Затем он признался Шри Чайтанье, что был сильно напуган рядом необъяснимых и сверхъестественных событий. Той ночью, когда Кази разбил кхолу, его чуть не убило некое мистическое и наводящее ужас существо с телом человека и головой льва, которое набросилось на него и, скрежеща зубами, пригрозило разорвать его сердце и уничтожить всю его семью в качестве кары за оскорбление, которое он нанес, разбив мридангу. В подтверждение своих слов Кази показал следы от лапы льва на своей груди. Он также рассказал о том, что произошло с его слугой, которого он отправил с целью запретить киртан. Этот человек жаловался на то, что ему на голову упало нечто, напоминающее метеор, воспламенив его бороду и сильно оцарапав щеки. Также он рассказывал, что когда он запрещал индусам выкрикивать слова «Хари! Хари!» (поскольку они значат: «Я ворую! Я ворую!», и тем самым выдают их намерения украсть чужое имущество), его губы сами по себе произносили: «Хари! Хари!», даже против его собственной воли. Кази также рассказал о жалобах некоторых индусов, обвиняющих Шри Чайтанью в том, что Его практика полностью выдумана и идет вразрез с их религией, и, вероятней всего, может разрушить ее, если не будет остановлена; что громкий киртан нарушает мирную жизнь в городе и мешает людям спать; что в индуистской религии запрещено произносить во весь голос мантры, состоящие из святых имен Бога. Эти индусы заявили, что, как губернатор этой местности, Кази должен изгнать Шри Чайтанью из города. Шри Чайтанья был рад услышать из уст Кази такие имена Бога, как Хари, Кришна и Нараяна, и сказал ему, что все его грехи уничтожены благодаря произнесению этих святых имен. Затем Кази прикоснулся к стопам Шри Чайтаньи и стал молить Его о преданности Его стопам. Шри Чайтанья попросил Кази в качестве милостыни, чтобы в Навадвипе больше не чинили препятствий киртану. Кази пообещал, что издаст указ своей семье и всем потомкам никогда в будущем не запрещать киртан. Даже в наши дни в Шри Майяпуре во время ежегодного святого обхода всех святынь города потомки Кази всегда охотно участвуют в киртане Кришны.

Однажды ночью, когда Шри Чайтанья воспевал киртан Господа Хари вместе со Своими спутниками во внутреннем дворе Шриваса, сын Шриваса испустил последний вздох. Шривас повелел женщинам не шуметь и ничем не выдавать своего горя, чтобы не помешать Шри Чайтанье наслаждаться киртаном. После завершения киртана Шри Чайтанья узнал о случившемся и выразил Свое сожаление о том, что эту новость скрывали от Него столь долго. Затем Он сделал так, что мертвое дитя поведало своей скорбящей семье истину о том, что произошло на самом деле, тем самым развеяв все их печали. Шри Чайтанья сказал Шривасу: «Сейчас ты потерял сына, но помни, что Я и Нитьянанда также твои вечные Сыновья. Мы никогда тебя не покинем».

Однажды некий портной, живший по соседству с домом Шриваса и шивший для него одежду, был очарован танцем Шри Чайтаньи, свидетелем которого ему посчастливилось стать. Затем Господь пролил милость на этого удачливого портного, явив ему Свой вечный облик. Портной был настолько охвачен чувством божественной любви, что стал танцевать и выкрикивать: «Я видел! Я видел это!»

Однажды ночью Господь принял участие в сокровенном театральном представлении в доме Чандрашекхара Ачарьи. Сам Шри Чайтанья облачился в одежды Рукмини, а Шри Адвайта, Шри Нитьянанда, Шривас, Шри Харидас и остальные преданные играли другие роли, также облачившись в подходящие костюмы. По сути, это было первое театральное представление в Бенгалии. Шри Чайтанья Матх, главный центр многочисленных Матхов, призванных проповедовать движение безраздельной преданности Богу в нынешнем веке, расположен на месте дома Чандрашекхара Ачарьи.

Однажды одна женщина брахманического происхождения прикоснулась к стопам Господа, когда киртан закончился. Шри Чайтанья, как Учитель всего мироздания, чтобы предостеречь Своих последователей от практики сахаджиизма, в которой дозволяется чувственное влечение, сразу же бросился в Гангу, желая избавиться от Своего тела, оскверненного этим прикосновением, однако был спасен усилиями Нитьянанды, Харидаса и других преданных.

В другой день, когда Шри Гаурасундар, олицетворение невыносимой разлуки с Кришной, произносил слово «гопи», с сердцем, горящим в огне болезненной разлуки, один оскорбительно настроенный студент сделал Господу замечание: «Зачем Ты попусту тратишь время, повторяя “Гопи, гопи” — просто имя какой-то женщины, — вместо того, чтобы воспевать святые имена Кришны?» Услышав эти слова, Господь начал порицать Кришну в настроении гопи. Неудачливый студент даже не попытался понять смысл слов Господа, Которого охватило сокровенное божественное настроение пастушек Враджи. В этом настроении Господь принял этого студента за сторонника Кришны и в гневе набросился на него с палкой в руках, угрожая неминуемой расправой. Студенту пришлось спасаться бегством. Услышав от него об этом происшествии, его друзья, так называемые брахманы, склонные к формальным церемониям ради обретения заведомо материальных результатов и питающие неприязнь к Богу, стали устраивать заговор, намереваясь побить Самого Господа. Чтобы не дать погибнуть этим преподавателям, студентам, аскетам, религиозным и материалистичным людям из-за оскорблений, что стали следствием их неисправимой враждебности к Вишну и вайшнавам, Господь пожелал принять четвертый уклад жизни, статус санньяси, поскольку в понимании этих мирских людей санньяси занимает самое возвышенное положение и является учителем представителей всех других социальных укладов. Если Он примет санньясу, то все эти люди будут склоняться перед Ним. Благодаря такому почитанию даже те брахманы, которые прежде осуждали Его, теперь осознают неприемлемость подобного поведения. Приняв такое решение, в последний день движения солнца на север во время двухнедельной фазы прибывающей луны, после двадцати четырех лет Своих проявленных игр Шри Чайтанья покинул Свой дом и, переплыв Гангу в месте, получившем с того времени название нидаяр-гхат («недобрый гхат»), отправился в Катву.

Там Шри Чайтанья даровал Свою милость Кешаве Бхарати и получил от него мантру санньяси, которую Сам же сказал ему на ухо. Также Он получил одежду и посох санньяси. Вдохновленный Шри Чайтаньей, Кешава Бхарати даровал Господу имя «Шри Кришна Чайтанья» в качестве имени санньяси. Кешава Бхарати объяснил свой выбор этого имени тем, что Шри Чайтанья пробуждает духовное сознание в этом спящем мире благодаря прославлению Кришны. По желанию Шри Чайтаньи Чандрашекхара Ачарья совершил от Его имени все необходимые ритуалы. Голова Господа была обрита под плач и рыдания Его преданных, а остаток дня прошел в непрестанном киртане. На следующий день Шри Кришна Чайтанья отправился в Бахру, воспевая постоянно песню нищего странника Аванти (которую можно найти в «Шримад-Бхагаватам») о поиске Безграничного, и это пение наделяло всех слушателей стремлением принять путь преданности Богу.


Автор текста неизвестен
Переводчик: Вриндаван Чандра Дас
Редактор: Традиш Дас

Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования