«Автор „Шри Чайтанья-чаритамриты“» (часть 6). Статья из журнала ‘The Harmonist’ под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура (на русском и английском языках)


Russian

Сатьянджан Сен 

Автор «Шри Чайтанья-чаритамриты»
(часть 6)

Статья из журнала ‘The Harmonist’,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия   

(из девятого номера XXVII тома за февраль 1930 года)

 

Однажды Шри Чайтанья спросил Сварупу, почему Кришна не позволяет Лакшми сопровождать Его, когда Он отправляется из Нилачалы в Сундарачалу. Сварупа ответил, что Лакшми не имеет права участвовать в играх во Вриндаване, поскольку лишь гопи могут приносить Ему радость. Чайтанья спросил снова: «Кришна берет с Собой Субхадру и Баладеву, чтобы насладиться прогулкой. Кришна наслаждается Своими играми в рощах, и никто не знает Его сердца. В Нем нет недостатков. Почему тогда Лакшми гневается?» Сварупа сказал: «Девушку обижает безразличие ее возлюбленного». Сварупа стал описывать трансцендентную любовь гопи и сказал: «Кришна удовлетворен любовью гопи, поскольку в ней нет и малейшего следа эгоизма. Из всех гопи Радха — величайшая. Она дарует Кришне вечное блаженство любви. Само тело Радхи соткано из божественной любви и беспримесного счастья».

Ясное понимание Сварупой любви Радхи преисполнило Шри Чайтанью таким сильным ликованием, что Он обнял Сварупу. Тогда как тот продолжал: «Даже Шеша Своими тысячью устами не способен поведать обо всех трансцендентных играх Кришны».

Шривас спросил, почему Кришна оставил Лакшми (владычицу всего богатства и великолепия) и отправился туда, где богатством считаются листья, плоды и цветы, а гопи — простые молочницы, торгующие молоком и творогом. Шри Чайтанья ответил на это так: «Шривас, ты, подобно Нараде, видишь в Кришне в первую очередь Владыку и Повелителя. Ты поклоняешься Кришне, которого считаешь бесконечно выше себя, и поклоняешься Ему на расстоянии с благоговением и почтением. Тогда как Сварупа, подобно уроженцам Враджи, не знает о величии Верховного Господа, но всегда погружен в океан беспримесной любви». Сварупа сказал: «Шривас, ты забываешь о сладости Враджи. Все богатство Двараки и Вайкунтхи по сравнению с Вриндаваном подобно капле воды перед океаном нектара». Затем он поведал о подлинных сокровищах Вриндавана, где сам Кришна считает Себя невыразимо богатым. Это место, где каждая крупица земли подобна философскому камню, а жители не желают никаких богатств, кроме фруктов и цветов, где каждое слово — песня, каждая капля воды — нектар, где они видят божественное великолепие во всей его пышности и величии, и где каждая молочница выше, чем сама владычица Вайкунтхи. Шривас сердечно рассмеялся, а Чайтаньядев был вне Себя от счастья и долго танцевал, пока Сварупа не остановил Его, сказав, что преданным нужно отдохнуть.

После фестиваля колесниц преданные, пришедшие из Бенгалии, отправились в родные земли, а с Господом Чайтаньей в Пури остались лишь Пури Госвами, Джагадананда, Сварупа, Дамодар Пандит, Говинда и Кашишвар. Васудев пригласил Шри Чайтанью время от времени принимать маха-прасад в его доме и позволил Сварупе сопровождать Его, если он того пожелает, поскольку Сварупа был близким другом Васудева.

На следующий год Пундарик Видьянидхи остался в Пури после фестиваля колесниц и проводил свои дни в обществе своего сердечного друга Сварупы, непрестанно беседуя о величии Верховной Личности Бога.

Шри Чайтаньядев решил отправиться во Вриндаван. Не желая, чтобы Его последователи отправились вместе с Ним, Он рассказал об этом лишь Сварупе и Рамананде и попросил, чтобы они держали это в секрете вплоть до того момента, пока Он не отправится в путь, и запретили всем следовать за Ним, поскольку Он хочет идти один. Однако Сварупа и Рамананда устроили так, чтобы Господь взял с Собой в дорогу слугу.

Они не могли избавиться от беспокойства, пока Господь не вернулся. Увидев Его, они вне себя от счастья пали ниц к Его стопам. Затем Сварупа сообщил о возвращении Господа преданным, находящихся тогда в Гауде (Бенгалии).

Шри Чайтанья сказал Валлабхе Бхатте, что ощущает Себя должником Сварупы за знание о божественной любви Враджи, где молочницы делают все из чувства беспримесной любви без малейшего желания чувственного наслаждения и стремятся лишь доставить радость Кришне, своему единственному Владыке и Повелителю.

В Пури жил знаменитый пандит по имени Бхагаван Ачарья. Он был предан Шри Чайтанье и был сердечным другом Сварупы. Его брату Гопалу Бхаттачарье довелось изучать в Бенаресе веданту. Бхагаван представил Гопала Шри Чайтанье, но Господь ощутил недовольство, поскольку не увидел в Гопале преданности Кришне. Бхагаван попросил Сварупу устроить так, чтобы преданные могли приходить слушать, как Гопал толкует веданту, но Сварупа сказал с чувством любящего возмущения, что, вероятно, Бхагаван Ачарья немного повредился рассудком, а сам он не горит желанием слушать комментарии Шанкары. «Тот, кто слушает их, — продолжал он, — разрушает отношения Господина и слуги, которые существуют между Кришной и Его преданным, и начинает принимать себя за Бога».

«Эти комментарии, — оправдывался Бхагаван, — не могут разрушить нашу глубоко укоренившуюся веру в Кришну». «Однако, — возразил Сварупа, — если ты слушаешь доктрины иллюзии, то просто слушаешь, что Брахман — это Истина, а все остальное иллюзорно, и джива лишь плод галлюцинации; Брахман очаровывается иллюзией и проявляет Себя в качестве этого бренного мира. Такие богохульные утверждения сильно ранят сердце преданного». Бхагаван Ачарья был так пристыжен, что отправил прочь своего брата.

Господь Чайтанья запретил младшему Харидасу появляться Ему на глаза за его непозволительное отношение к женщине. Харидас был безмерно подавлен этим, и некоторые преданные, в том числе и Парамананда Пури, ходатайствовали за него. Но Шри Чайтанья не изменил Своего решения. Сварупа сказал младшему Харидасу: «Поверь мне, мы все желаем тебе блага, но Господь не хочет тебя видеть. Он милостив и непременно вскоре смягчится. Но если ты будешь продолжать настаивать, Он так и не изменит Своего решения. Прими лучше омовение, позавтракай и жди, пока все само собой образуется». Сварупа относился ко всем с любовью. Поэтому он не оставил Харидаса, продолжая утешать его после омовения и завтрака.

Прошли месяцы, а Господь Чайтанья так и не изменил своего решения относительно Харидаса, и тот погрузился в беспросветное уныние. В глубочайшем отчаянии он совершил самоубийство, утопившись в священном месте слияния Ганги и Ямуны. Однажды Сварупа с друзьями услышал мелодичный голос Харидаса, которого нигде не было видно. Друзья сказали Сварупе, что, должно быть, он стал злым духом после смерти, но Сварупа не поверил в это и сказал в ответ, что на того, кто обладал истовой преданностью Господу Чайтанье, служил Ему, удостоился Его милости, воспевал имена Кришны всю жизнь и умер в святом месте, не в силах повлиять никакие проклятья. «Он благословлен, — добавил он, — приняв это за проявление доброты со стороны Господа Чайтаньи». Сам Господь сказал, что это было наказание за созерцание женщины, Сварупа заключил, что Харидас пришел к Чайтанье в тонком теле.

Один поэт из Западной Бенгалии захотел, чтобы Махапрабху услышал, как он читает написанную им поэму. Он познакомился с Бхагаваном Ачарьей, который первый выслушал его поэму вместе с несколькими вайшнавами. Все они были восхищены этим поэтом и подумали, что Господу следовало бы его послушать. Каждую песнь, стих, книгу или поэму, составленную новым автором, вначале читал Сварупа, и лишь с его одобрения это произведение могло быть представлено Господу Чайтанье. Поэтому Бхагаван Ачарья попросил Сварупу послушать этого поэта. Сварупа ответил: «Ты очень великодушен, и тебе приносит радость любая книга. Описывать игры Верховного Господа могут лишь те, кто посвятил всего себя Ему. Поэмы, посвященные мирским страстям, не могут даровать никакой радости. Нам нравятся лишь поэмы о трансцендентном. Рупа составил две драмы, вступление к которым посвящено преданным Бога». Однако Бхагаван Ачарья настаивал, и Сварупа уступил его просьбе. Самый первый стих этой книги описывал Джаганнатха как прекрасный идол, а Чайтанью Госани как создание. Хотя этот стих всем понравился, Сварупа сказал, что крайне непочтительно описывать Джаганнатха как глиняное изваяние, а Чайтаньядева как дживу. Более того, этот поэт ошибочно провел различие между телом и владыкой этого тела, Богом. Автор поэмы преисполнился стыда, но Сварупа утешил его словами, что он, несомненно, наделен знанием, но, лишь успешно закончив свое [духовное] образование, он сможет писать об играх Кришны. Он должен вначале предаться вайшнаву, изучить от него «Бхагаватам», всецело предаться Шри Чайтанье и постоянно общаться с Его последователями. Затем он показал, что значения одних и тех же слов может нести отрицательный оттенок по отношению к Кришне и в то же самое время может славить Его.

Он сказал, что сам Джаганнатх пребывает здесь в деревянном облике и кажется неподвижным. Один и тот же Кришна проявляет Себя как Джаганнатх и как Чайтанья. Поскольку не все люди могут увидеть Джаганнатха, Чайтанья сам путешествует по всей стране. Сварупа продолжал: «Таково значение твоего стиха, но оно открывается лишь благодаря богине учености. Ты удачлив, что составил стих, имеющий такое значение. Таково величие Кришны: если ты произнесешь Его имя, даже порицая Его, это имя дарует тебе спасение».

(продолжение следует)

Переводчик: Вриндаван Чандра Дас
Редактор: Традиш Дас



English

Sj. Satyanjan Sen, M. A., B. L. 

The Author of Sri Chaitanya-Charitamrita
(part 6)

Journal ‘The Harmonist
Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur

(No. 9, Vol. XXVII, February 1930)

 

One day the Lord asked Swarup why Krishna did not allow Lakshmi to accompany Him when he left Neelachal for Sundarachal. Swarup replied that Lakshmi had no right to take part in the pastimes of Brindaban wherein only the Gopees may give Him joy. The Lord again said, “Krishna left with Subhadra and Baladeva on pretext of enjoying a trip. Krishna enjoys His pastimes in the groves and none knows His heart. He is without blemish. Why, then, does Lakshmi grow angry?” Swarup said, “A girl resents the indifference of her lover.” Swarup went on delineating the transcendental love of the Gopees and said, “Krishna is pleased with the love of the Gopees as there is not the slightest tinge of selfishness in it. Of all the Gopees Radha is the greatest and plunges Krishna in an eternal ecstasy of love. The very body of Radha is of divine love and unalloyed joy.”

Swarup’s vivid picture of Radha’s love overjoyed the Lord Who clasped him in His arms, and Swarup ended saying, “Even Shesha with his thousand mouths cannot exhaust the account of the transcendental pastimes of Krishna.”

Sribas wondered that Krishna left Lakshmi, the mistress of all wealth and magnificence, and went to a place where the only wealth consisted of leaves, fruits and flowers and the Gopees were no better than poor milk-maids vending milk and curd. The Lord said in reply, “Sribas, you, like Narada, regard Krishna as the Lord and Master. You are a worshipper of Krishna Whom you hold to be infinitely superior to your, self, and keep at a distance out of awe and reverence; whereas Swarup, like the natives of Braja, does not know the majesty of Godhead but is ever steeped in an ocean of unalloyed love.” Swarup said, “Sribas, you have consigned the sweetness of Braja to oblivion. The wealth for Dwaraka and Vaikuntha is to that of Brindaban as a drop of water to the ocean of nectar.” Then he presented a picture of Brindaban with the wealth where of even the Lord of the universe considers Himself opulent. It is a place of: which every inch of ground is a philosopher’s stone and the residents do not desire for any wealth but fruits and flowers, buds and twigs; every voice is song and each drop of water nectar; there they see divine splendour with all pomp and magnificence and every milkmaid is superior to the Mistress of Vaikuntha herself. Sribas laughed heartily and Chaitanya Deva was beside himself with joy and danced for a long while till Swarup stopped Him, informing Him that the devotees required rest.

After the Car Festival the devotees who had come from Gauda (Bengal) left for their native land; only Puri Gossain, Jagadananda, Swarup, Damodar Pandit, Gobinda, and Kashiswar remained with the Lord at Puri. Vasudeva requested the Lord to partake of Mahaprasad at his residence occasionally and allow Swarup to accompany Him when He liked, as Swarup was an intimate friend of Vasudeva.

Next year Pundarik Vidyanidhi remained at Puri after the Car Festival and passed his days in the company of his bosom friend Swarup always conversing on the greatness of the Supreme Person.

Chaitanya Deva wanted to go to Brindaban and, anticipating that His followers would try to accompany Him, He took Swarup and Ramananda into confidence and requested them to keep the matter secret till he had already started and to forbid all to follow Him as he wanted to go alone. Swarup and Ramananda however arranged that a servant should accompany Him.

They found no peace of mind till the Lord returned and when He came back they fell prostrate at His feet overjoyed to see Him and Swarup sent the news to the devotees who were then in Gauda (Bengal).

The Lord said to Vallabha Bhatta that He was indebted to Swarup for His knowledge of the divine amours of Braja where the milkmaids were actuated by unalloyed love without any tinge of desire for sensual enjoyment and sought only to conduce to the enjoyment of Krishna, their sole Lord and Master.

There was a great pandit named Bhagawan Acharyya. He was devoted to Chaitanya and was a bosom friend of Swarup. His brother Gopal Bhattacharyya went to Benares and studied Vedanta. Bhagaban brought Gopal to the presence of the Lord Who was not at all satisfied as Gopal had no devotion to Krishna. Bhagawan requested Swarup to arrange that the devotees might listen to Gopal’s exposition of Vedanta; but Swarup exhibited loving indignation and said that some screws of his brain had gone loose or he would not have been eager to listen to the commentaries of Sankara. “'He who listens to them,” continued he, “shakes off the relation of Master and servant that subsists between Krishna and the devotee, and regards himself as God.”

“These commentaries,” retorted Bhagawan, “cannot shake our deep-rooted faith in Krishna.” “Still,” rejoined Swarup, “if you listen to the doctrine of illusion you simply hear that Brahman is the Truth, all else is illusory and the jiva is a creature of hallucination; Brahman becomes enthralled by illusion and appears to Himself as the world; such blasphemous statements rend the very heart of the devotee.” Bhagawan Acharyya was so much ashamed that he sent away his brother.

The Lord ordered that Haridas (Junior) would not be admitted to his presence as he had improperly addressed a female. Haridas grew despondent and some devotees, and Paramananda Puri was one of them, interceded on his behalf. But the Lord remained firm. Swarup said to Haridas, “Believe me, we all seek your good but the Lord insists on not allowing you to His presence. He is merciful and will undoubtedly relent shortly. But if you persist His determination will grow firm. Let him take his bath and breakfast and wait till passion will subside.” Swarup who was all affection did not leave him till he had consoled Haridas and after he had bathed and breakfasted.

Months passed and the Lord remained immovable and Haridas disconsolate. In deep despair he committed suicide by drowning himself at the sacred confluence of the Ganges and the Jumna. One day Swarup and his friends heard the sweet voice of Haridas who was nowhere to be seen, His friends told Swarup that he had become an evil spirit after his death, but Swarup did not believe them and retorted that it was impossible that one who had assiduous devotion to the Lord, had served Him, won His favour, chanted the Name of Krishna throughout his life and died in a holy place, should be damned. “He is blessed,” he added, “know that it is simply an act, of kindness on the part of the Lord,” and when the Lord Himself said that that was the penance for gazing at a female, Swarup concluded that Haridas had come to the side of the Lord in the subtle body. A poet hailing from East Bengal wanted to have the recital of his drama heard by Mahaprabhu. He had acquaintance with Bhagawan Acharyya who first listened in the company of several Vaishnavas, and all eulogised the poet and thought it desirable that the Lord should listen to it. Every song, stanza, book or poem, composed by a new author had to be read first before Swarup, only on whose approval it might be presented to the Lord. So Bhagawan Acharyya requested Swarup to hear it read. Swarup replied, “You are very liberal and any book will please you. It is only those who have dedicated their all to the Supreme Lord that may give an account of His pastimes. Poems composed on mundane lust cannot give any pleasure. It is only the songs on transcendental subjects that please us. Rupa has composed two dramas, the very prelude to which is a treat to the devotee.” Bhagawan Acharyya, however, pressed Swarup, and he acceded to his request. The very first stanza of the book represented Jagannath as a beautiful image and Chaitanya Gossain as a creature. Though the quartette pleased all, still Swarup said that it was impiety to hold that Jagannath has a body of clay and Chaitanya Deva is a Jiva. Moreover, the poet erred in making a distinction between the body and the possessor of the body, of God. The dramatist was overwhelmed with shame, when Swarup consoled him saying that he was a very learned man and only then will his learning be crowned with success when he would be in a position to write on the pastimes of Krishna. But he must first submit to the Vaishnava, learn the Bhagavata from him, surrender himself wholly to Chaitanya and keep constant company with His followers. Then he illustrated how the same words may be meant to speak ill of Krishna and at the same time eulogise Him.

He said that Jagannath is Krishna Himself Who is here in the form of wood and appears as immovable. The same Krishna manifests Himself as Jagannath and Chaitanya. As all men cannot come to see Jagannath, Chaitanya wanders about throughout the country. “This is,” said Swarup, “the meaning of your shloka, as truly intended by the Goddess of learning. You are fortunate that you have composed a shloka that gives this meaning. Such is the greatness of Krishna that if you utter His Name even to animadvert on Him, the Name will work salvation for you.”

(To be continued)




←  Празднование Шри Вьяса-пуджи Шрилы Бхакти Бимала Авадхута Махараджа в новом храме в Govindaland16 июля 2019 года. Малая Ростовка, Украина ·• Архив новостей •· Ведалайф 2019 в Говиндалэнде. День первый →
Russian

Сатьянджан Сен 

Автор «Шри Чайтанья-чаритамриты»
(часть 6)

Статья из журнала ‘The Harmonist’,
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20–30-е годы XX столетия   

(из девятого номера XXVII тома за февраль 1930 года)

 

Однажды Шри Чайтанья спросил Сварупу, почему Кришна не позволяет Лакшми сопровождать Его, когда Он отправляется из Нилачалы в Сундарачалу. Сварупа ответил, что Лакшми не имеет права участвовать в играх во Вриндаване, поскольку лишь гопи могут приносить Ему радость. Чайтанья спросил снова: «Кришна берет с Собой Субхадру и Баладеву, чтобы насладиться прогулкой. Кришна наслаждается Своими играми в рощах, и никто не знает Его сердца. В Нем нет недостатков. Почему тогда Лакшми гневается?» Сварупа сказал: «Девушку обижает безразличие ее возлюбленного». Сварупа стал описывать трансцендентную любовь гопи и сказал: «Кришна удовлетворен любовью гопи, поскольку в ней нет и малейшего следа эгоизма. Из всех гопи Радха — величайшая. Она дарует Кришне вечное блаженство любви. Само тело Радхи соткано из божественной любви и беспримесного счастья».

Ясное понимание Сварупой любви Радхи преисполнило Шри Чайтанью таким сильным ликованием, что Он обнял Сварупу. Тогда как тот продолжал: «Даже Шеша Своими тысячью устами не способен поведать обо всех трансцендентных играх Кришны».

Шривас спросил, почему Кришна оставил Лакшми (владычицу всего богатства и великолепия) и отправился туда, где богатством считаются листья, плоды и цветы, а гопи — простые молочницы, торгующие молоком и творогом. Шри Чайтанья ответил на это так: «Шривас, ты, подобно Нараде, видишь в Кришне в первую очередь Владыку и Повелителя. Ты поклоняешься Кришне, которого считаешь бесконечно выше себя, и поклоняешься Ему на расстоянии с благоговением и почтением. Тогда как Сварупа, подобно уроженцам Враджи, не знает о величии Верховного Господа, но всегда погружен в океан беспримесной любви». Сварупа сказал: «Шривас, ты забываешь о сладости Враджи. Все богатство Двараки и Вайкунтхи по сравнению с Вриндаваном подобно капле воды перед океаном нектара». Затем он поведал о подлинных сокровищах Вриндавана, где сам Кришна считает Себя невыразимо богатым. Это место, где каждая крупица земли подобна философскому камню, а жители не желают никаких богатств, кроме фруктов и цветов, где каждое слово — песня, каждая капля воды — нектар, где они видят божественное великолепие во всей его пышности и величии, и где каждая молочница выше, чем сама владычица Вайкунтхи. Шривас сердечно рассмеялся, а Чайтаньядев был вне Себя от счастья и долго танцевал, пока Сварупа не остановил Его, сказав, что преданным нужно отдохнуть.

После фестиваля колесниц преданные, пришедшие из Бенгалии, отправились в родные земли, а с Господом Чайтаньей в Пури остались лишь Пури Госвами, Джагадананда, Сварупа, Дамодар Пандит, Говинда и Кашишвар. Васудев пригласил Шри Чайтанью время от времени принимать маха-прасад в его доме и позволил Сварупе сопровождать Его, если он того пожелает, поскольку Сварупа был близким другом Васудева.

На следующий год Пундарик Видьянидхи остался в Пури после фестиваля колесниц и проводил свои дни в обществе своего сердечного друга Сварупы, непрестанно беседуя о величии Верховной Личности Бога.

Шри Чайтаньядев решил отправиться во Вриндаван. Не желая, чтобы Его последователи отправились вместе с Ним, Он рассказал об этом лишь Сварупе и Рамананде и попросил, чтобы они держали это в секрете вплоть до того момента, пока Он не отправится в путь, и запретили всем следовать за Ним, поскольку Он хочет идти один. Однако Сварупа и Рамананда устроили так, чтобы Господь взял с Собой в дорогу слугу.

Они не могли избавиться от беспокойства, пока Господь не вернулся. Увидев Его, они вне себя от счастья пали ниц к Его стопам. Затем Сварупа сообщил о возвращении Господа преданным, находящихся тогда в Гауде (Бенгалии).

Шри Чайтанья сказал Валлабхе Бхатте, что ощущает Себя должником Сварупы за знание о божественной любви Враджи, где молочницы делают все из чувства беспримесной любви без малейшего желания чувственного наслаждения и стремятся лишь доставить радость Кришне, своему единственному Владыке и Повелителю.

В Пури жил знаменитый пандит по имени Бхагаван Ачарья. Он был предан Шри Чайтанье и был сердечным другом Сварупы. Его брату Гопалу Бхаттачарье довелось изучать в Бенаресе веданту. Бхагаван представил Гопала Шри Чайтанье, но Господь ощутил недовольство, поскольку не увидел в Гопале преданности Кришне. Бхагаван попросил Сварупу устроить так, чтобы преданные могли приходить слушать, как Гопал толкует веданту, но Сварупа сказал с чувством любящего возмущения, что, вероятно, Бхагаван Ачарья немного повредился рассудком, а сам он не горит желанием слушать комментарии Шанкары. «Тот, кто слушает их, — продолжал он, — разрушает отношения Господина и слуги, которые существуют между Кришной и Его преданным, и начинает принимать себя за Бога».

«Эти комментарии, — оправдывался Бхагаван, — не могут разрушить нашу глубоко укоренившуюся веру в Кришну». «Однако, — возразил Сварупа, — если ты слушаешь доктрины иллюзии, то просто слушаешь, что Брахман — это Истина, а все остальное иллюзорно, и джива лишь плод галлюцинации; Брахман очаровывается иллюзией и проявляет Себя в качестве этого бренного мира. Такие богохульные утверждения сильно ранят сердце преданного». Бхагаван Ачарья был так пристыжен, что отправил прочь своего брата.

Господь Чайтанья запретил младшему Харидасу появляться Ему на глаза за его непозволительное отношение к женщине. Харидас был безмерно подавлен этим, и некоторые преданные, в том числе и Парамананда Пури, ходатайствовали за него. Но Шри Чайтанья не изменил Своего решения. Сварупа сказал младшему Харидасу: «Поверь мне, мы все желаем тебе блага, но Господь не хочет тебя видеть. Он милостив и непременно вскоре смягчится. Но если ты будешь продолжать настаивать, Он так и не изменит Своего решения. Прими лучше омовение, позавтракай и жди, пока все само собой образуется». Сварупа относился ко всем с любовью. Поэтому он не оставил Харидаса, продолжая утешать его после омовения и завтрака.

Прошли месяцы, а Господь Чайтанья так и не изменил своего решения относительно Харидаса, и тот погрузился в беспросветное уныние. В глубочайшем отчаянии он совершил самоубийство, утопившись в священном месте слияния Ганги и Ямуны. Однажды Сварупа с друзьями услышал мелодичный голос Харидаса, которого нигде не было видно. Друзья сказали Сварупе, что, должно быть, он стал злым духом после смерти, но Сварупа не поверил в это и сказал в ответ, что на того, кто обладал истовой преданностью Господу Чайтанье, служил Ему, удостоился Его милости, воспевал имена Кришны всю жизнь и умер в святом месте, не в силах повлиять никакие проклятья. «Он благословлен, — добавил он, — приняв это за проявление доброты со стороны Господа Чайтаньи». Сам Господь сказал, что это было наказание за созерцание женщины, Сварупа заключил, что Харидас пришел к Чайтанье в тонком теле.

Один поэт из Западной Бенгалии захотел, чтобы Махапрабху услышал, как он читает написанную им поэму. Он познакомился с Бхагаваном Ачарьей, который первый выслушал его поэму вместе с несколькими вайшнавами. Все они были восхищены этим поэтом и подумали, что Господу следовало бы его послушать. Каждую песнь, стих, книгу или поэму, составленную новым автором, вначале читал Сварупа, и лишь с его одобрения это произведение могло быть представлено Господу Чайтанье. Поэтому Бхагаван Ачарья попросил Сварупу послушать этого поэта. Сварупа ответил: «Ты очень великодушен, и тебе приносит радость любая книга. Описывать игры Верховного Господа могут лишь те, кто посвятил всего себя Ему. Поэмы, посвященные мирским страстям, не могут даровать никакой радости. Нам нравятся лишь поэмы о трансцендентном. Рупа составил две драмы, вступление к которым посвящено преданным Бога». Однако Бхагаван Ачарья настаивал, и Сварупа уступил его просьбе. Самый первый стих этой книги описывал Джаганнатха как прекрасный идол, а Чайтанью Госани как создание. Хотя этот стих всем понравился, Сварупа сказал, что крайне непочтительно описывать Джаганнатха как глиняное изваяние, а Чайтаньядева как дживу. Более того, этот поэт ошибочно провел различие между телом и владыкой этого тела, Богом. Автор поэмы преисполнился стыда, но Сварупа утешил его словами, что он, несомненно, наделен знанием, но, лишь успешно закончив свое [духовное] образование, он сможет писать об играх Кришны. Он должен вначале предаться вайшнаву, изучить от него «Бхагаватам», всецело предаться Шри Чайтанье и постоянно общаться с Его последователями. Затем он показал, что значения одних и тех же слов может нести отрицательный оттенок по отношению к Кришне и в то же самое время может славить Его.

Он сказал, что сам Джаганнатх пребывает здесь в деревянном облике и кажется неподвижным. Один и тот же Кришна проявляет Себя как Джаганнатх и как Чайтанья. Поскольку не все люди могут увидеть Джаганнатха, Чайтанья сам путешествует по всей стране. Сварупа продолжал: «Таково значение твоего стиха, но оно открывается лишь благодаря богине учености. Ты удачлив, что составил стих, имеющий такое значение. Таково величие Кришны: если ты произнесешь Его имя, даже порицая Его, это имя дарует тебе спасение».

(продолжение следует)

Переводчик: Вриндаван Чандра Дас
Редактор: Традиш Дас



English

Sj. Satyanjan Sen, M. A., B. L. 

The Author of Sri Chaitanya-Charitamrita
(part 6)

Journal ‘The Harmonist
Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur

(No. 9, Vol. XXVII, February 1930)

 

One day the Lord asked Swarup why Krishna did not allow Lakshmi to accompany Him when he left Neelachal for Sundarachal. Swarup replied that Lakshmi had no right to take part in the pastimes of Brindaban wherein only the Gopees may give Him joy. The Lord again said, “Krishna left with Subhadra and Baladeva on pretext of enjoying a trip. Krishna enjoys His pastimes in the groves and none knows His heart. He is without blemish. Why, then, does Lakshmi grow angry?” Swarup said, “A girl resents the indifference of her lover.” Swarup went on delineating the transcendental love of the Gopees and said, “Krishna is pleased with the love of the Gopees as there is not the slightest tinge of selfishness in it. Of all the Gopees Radha is the greatest and plunges Krishna in an eternal ecstasy of love. The very body of Radha is of divine love and unalloyed joy.”

Swarup’s vivid picture of Radha’s love overjoyed the Lord Who clasped him in His arms, and Swarup ended saying, “Even Shesha with his thousand mouths cannot exhaust the account of the transcendental pastimes of Krishna.”

Sribas wondered that Krishna left Lakshmi, the mistress of all wealth and magnificence, and went to a place where the only wealth consisted of leaves, fruits and flowers and the Gopees were no better than poor milk-maids vending milk and curd. The Lord said in reply, “Sribas, you, like Narada, regard Krishna as the Lord and Master. You are a worshipper of Krishna Whom you hold to be infinitely superior to your, self, and keep at a distance out of awe and reverence; whereas Swarup, like the natives of Braja, does not know the majesty of Godhead but is ever steeped in an ocean of unalloyed love.” Swarup said, “Sribas, you have consigned the sweetness of Braja to oblivion. The wealth for Dwaraka and Vaikuntha is to that of Brindaban as a drop of water to the ocean of nectar.” Then he presented a picture of Brindaban with the wealth where of even the Lord of the universe considers Himself opulent. It is a place of: which every inch of ground is a philosopher’s stone and the residents do not desire for any wealth but fruits and flowers, buds and twigs; every voice is song and each drop of water nectar; there they see divine splendour with all pomp and magnificence and every milkmaid is superior to the Mistress of Vaikuntha herself. Sribas laughed heartily and Chaitanya Deva was beside himself with joy and danced for a long while till Swarup stopped Him, informing Him that the devotees required rest.

After the Car Festival the devotees who had come from Gauda (Bengal) left for their native land; only Puri Gossain, Jagadananda, Swarup, Damodar Pandit, Gobinda, and Kashiswar remained with the Lord at Puri. Vasudeva requested the Lord to partake of Mahaprasad at his residence occasionally and allow Swarup to accompany Him when He liked, as Swarup was an intimate friend of Vasudeva.

Next year Pundarik Vidyanidhi remained at Puri after the Car Festival and passed his days in the company of his bosom friend Swarup always conversing on the greatness of the Supreme Person.

Chaitanya Deva wanted to go to Brindaban and, anticipating that His followers would try to accompany Him, He took Swarup and Ramananda into confidence and requested them to keep the matter secret till he had already started and to forbid all to follow Him as he wanted to go alone. Swarup and Ramananda however arranged that a servant should accompany Him.

They found no peace of mind till the Lord returned and when He came back they fell prostrate at His feet overjoyed to see Him and Swarup sent the news to the devotees who were then in Gauda (Bengal).

The Lord said to Vallabha Bhatta that He was indebted to Swarup for His knowledge of the divine amours of Braja where the milkmaids were actuated by unalloyed love without any tinge of desire for sensual enjoyment and sought only to conduce to the enjoyment of Krishna, their sole Lord and Master.

There was a great pandit named Bhagawan Acharyya. He was devoted to Chaitanya and was a bosom friend of Swarup. His brother Gopal Bhattacharyya went to Benares and studied Vedanta. Bhagaban brought Gopal to the presence of the Lord Who was not at all satisfied as Gopal had no devotion to Krishna. Bhagawan requested Swarup to arrange that the devotees might listen to Gopal’s exposition of Vedanta; but Swarup exhibited loving indignation and said that some screws of his brain had gone loose or he would not have been eager to listen to the commentaries of Sankara. “'He who listens to them,” continued he, “shakes off the relation of Master and servant that subsists between Krishna and the devotee, and regards himself as God.”

“These commentaries,” retorted Bhagawan, “cannot shake our deep-rooted faith in Krishna.” “Still,” rejoined Swarup, “if you listen to the doctrine of illusion you simply hear that Brahman is the Truth, all else is illusory and the jiva is a creature of hallucination; Brahman becomes enthralled by illusion and appears to Himself as the world; such blasphemous statements rend the very heart of the devotee.” Bhagawan Acharyya was so much ashamed that he sent away his brother.

The Lord ordered that Haridas (Junior) would not be admitted to his presence as he had improperly addressed a female. Haridas grew despondent and some devotees, and Paramananda Puri was one of them, interceded on his behalf. But the Lord remained firm. Swarup said to Haridas, “Believe me, we all seek your good but the Lord insists on not allowing you to His presence. He is merciful and will undoubtedly relent shortly. But if you persist His determination will grow firm. Let him take his bath and breakfast and wait till passion will subside.” Swarup who was all affection did not leave him till he had consoled Haridas and after he had bathed and breakfasted.

Months passed and the Lord remained immovable and Haridas disconsolate. In deep despair he committed suicide by drowning himself at the sacred confluence of the Ganges and the Jumna. One day Swarup and his friends heard the sweet voice of Haridas who was nowhere to be seen, His friends told Swarup that he had become an evil spirit after his death, but Swarup did not believe them and retorted that it was impossible that one who had assiduous devotion to the Lord, had served Him, won His favour, chanted the Name of Krishna throughout his life and died in a holy place, should be damned. “He is blessed,” he added, “know that it is simply an act, of kindness on the part of the Lord,” and when the Lord Himself said that that was the penance for gazing at a female, Swarup concluded that Haridas had come to the side of the Lord in the subtle body. A poet hailing from East Bengal wanted to have the recital of his drama heard by Mahaprabhu. He had acquaintance with Bhagawan Acharyya who first listened in the company of several Vaishnavas, and all eulogised the poet and thought it desirable that the Lord should listen to it. Every song, stanza, book or poem, composed by a new author had to be read first before Swarup, only on whose approval it might be presented to the Lord. So Bhagawan Acharyya requested Swarup to hear it read. Swarup replied, “You are very liberal and any book will please you. It is only those who have dedicated their all to the Supreme Lord that may give an account of His pastimes. Poems composed on mundane lust cannot give any pleasure. It is only the songs on transcendental subjects that please us. Rupa has composed two dramas, the very prelude to which is a treat to the devotee.” Bhagawan Acharyya, however, pressed Swarup, and he acceded to his request. The very first stanza of the book represented Jagannath as a beautiful image and Chaitanya Gossain as a creature. Though the quartette pleased all, still Swarup said that it was impiety to hold that Jagannath has a body of clay and Chaitanya Deva is a Jiva. Moreover, the poet erred in making a distinction between the body and the possessor of the body, of God. The dramatist was overwhelmed with shame, when Swarup consoled him saying that he was a very learned man and only then will his learning be crowned with success when he would be in a position to write on the pastimes of Krishna. But he must first submit to the Vaishnava, learn the Bhagavata from him, surrender himself wholly to Chaitanya and keep constant company with His followers. Then he illustrated how the same words may be meant to speak ill of Krishna and at the same time eulogise Him.

He said that Jagannath is Krishna Himself Who is here in the form of wood and appears as immovable. The same Krishna manifests Himself as Jagannath and Chaitanya. As all men cannot come to see Jagannath, Chaitanya wanders about throughout the country. “This is,” said Swarup, “the meaning of your shloka, as truly intended by the Goddess of learning. You are fortunate that you have composed a shloka that gives this meaning. Such is the greatness of Krishna that if you utter His Name even to animadvert on Him, the Name will work salvation for you.”

(To be continued)


Главная | Миссия | Учение | Библиотека | Контактная информация
Пожертвования